Тел.: (499) 268-81-73
20.03.2016
“Производные наркотических средств и психотропных веществ” – новый курс на химизацию Российского правосудия”
Эпиграф: ” Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдёт,
И выйдет из него не дело только мука…”.

И.А. Крылов басня “Лебедь рак и щука”.

Все мы со школьной поры прекрасно помним сюжет басни Ивана Андреевича Крылова “Лебедь рак и щука” и результаты кипучей деятельности – “а воз и ныне там” этой троицы. К сожалению, законодательная и правоприменительная практика современной России является характерным подтверждением актуальности этого литературного произведения.
Общеизвестно, что главными признаками демократического и правового государства являются неукоснительное соблюдение принципа разделения властей, строгое соблюдения закона и независимость судебной системы от исполнительной власти. Это три кита, которые не дают обществу свалиться в хаос или в деспотию.
Правозащитники и независимые эксперты, как минимум последние десять лет, не устают повторять о необходимости коренного изменения законодательства о психоактивных веществах: наркотических, психотропных, ядовитых и сильнодействующих, а именно:
– об обязательности включения в федеральный закон перечней наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и их размеров;
– об отмене практики внесения веществ в эти перечни постановлениями Правительства РФ, которые составляются по заявкам силовиков;
– о создании независимого экспертного органа, состоящего из медиков и химиков (не связанных своим служебным положением с правоохранителями), который будет формировать списки психоактивных веществ и определять их размеры с использованием научных данных о реальной степени опасности этих веществ, для здоровья человека. Реализация этих положений позволит в значительной степени устранить имеющиеся недостатки и позволит принимать по настоящему справедливые и взвешенные судебные решения по ст.ст.228 и 228.1 УК РФ и ст. 234 УК РФ.
В настоящее время реализуется другой подход – полицейский. Исполнительная власть, в лице силовиков и поддерживающих их Правительства, активно влияет на суд, игнорирует мнение законодателей и устанавливает свои правила судопроизводства и правоприменения.
Ярким примером этому служит принятое Правительством РФ постановление № 1178 от 19.11.2012 г, определившее понятие “ПРОИЗВОДНЫЕ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ”.
В постановлении указывается, что “Производные наркотических средств и психотропных веществ являются веществами синтетического или естественного происхождения, которые не включены самостоятельными позициями в государственный реестр лекарственных средств или в настоящий перечень, химическая структура которых образована заменой (формальным замещением) одного или нескольких атомов водорода, галогенов и (или) гидроксильных групп в химической структуре соответствующего наркотического средства или психотропного вещества на иные одновалентные и (или) двухвалентные атомы или заместители (за исключением гидроксильной и карбоксильной групп), суммарное количество атомов углерода в которых не должно превышать количество атомов углерода в исходной химической структуре соответствующего наркотического средства или психотропного вещества.
В случае если одно и тоже вещество может быть отнесено к производным нескольких наркотических средств или психотропных веществ, оно признаётся производным наркотического средства или психотропного вещества, изменение химической структуры которого требует введения наименьшего количества заместителей и атомов
“.
Эта формулировка является кратким воплощением формулировок, предложенных руководителями департамента специального и кримина-листического обеспечения ФСКН России и начальником ЭКЦ МВД России, которые в адрес административно-подчинённых экспертных подразделений в 2010 году направили письма, разъясняющие “методические подходы по отнесению соединений к производным наркотических средств и психотропных веществ”.
Появление этого правительственного постановления было ожидаемым, хотя и несколько затянувшимся актом, ведь впервые термин “производные” появился в Перечне наркотических средств 14 лет назад в 1998 году в позициях: “Экгонин, его сложные эфиры и производные, которые могут быть превращены в экгонин и кокаин” и “лизергиновая кислота и ее производные“. В массовом порядке Перечень наркотических средств и психотропных веществ начал пополняться “производными” с 2010 года, когда в него начали включать психоактивные компоненты курительных смесей с аббревиатурой “JWH” и “дизайнерские” наркотики.
Примечательно, что постановление Правительства № 1178 было принято после фактического отказа Государственной Думы вносить понятие “производных” в федеральный закон “О наркотических средствах психотропных веществах”. Напомню, что это главный, базовый закон о наркотиках, определяющий основные понятия: “наркотическое средство”; “психотропное вещество”; “аналог наркотического средства, психотропного вещества”; “препарат”; “прекурсор” и нормы, регулирующие оборот этих веществ. Налицо факт пренебрежения Правительством РФ позицией главного законодательного органа страны. Как тут не вспомнить Крылова: “…Лебедь рвётся в облака, Рак пятится назад…”.
А что же щука, которая по сюжету басни “тянет в воду”? Щука, в лице судебной системы, вместо того чтобы заниматься исполнением своих прямых обязанностей и вершить суд, теперь вынуждена будет сесть за учебники химии и учить “валентности”, вспомнить всё про “атомы”, “углерод”, “водород”, “галогены”, “гидроксильные” и “карбоксильные группы”. Есть и второй путь – объявить массовый набор в судьи дипломированных химиков (выучившихся в экстренном порядке на юристов) и поручить им, рассматривать дела по наркотикам. Очевидно, что и то, и другое из области фантастики и практически не исполнимо.
Если никаких шагов не предпринимать и всё оставить как есть, то не подготовленный должным образом судья, будет не в состоянии дать судебную оценку достоверности выводов заключения эксперта, что является его прямой обязанностью. А это, в свою очередь, чревато массовыми судебными ошибками. Выносить приговоры, доверяясь всецело экспертам ФСКН, МВД и Минюста (даже если они многократно предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения) легкомысленно, так как многие из них, на самом деле не химики, а танкисты, радиофизики, оптические инженеры, агрономы и менеджеры по рекламе. То есть про “валентности” или не знали вовсе, или уже успели хорошо забыть. Кстати сказать, приведённый перечень профессий экспертов, делающих экспертизы по наркотикам далеко не полный и взят исключительно из заключений, которые рецензировали специалисты “Бюро независимой экспертизы “Версия”.
Нельзя не коснуться темы научного содержания формулировки “производных”, предложенной Правительством. “Бухгалтерский” подход подсчёта атомов, лежащий в её основе, начал критиковаться профессиональными химиками с момента появления разъяснительных писем экспертных начальников, в которых он был изложен. Основной его недостаток заключается в том, что химическая “бухгалтерия” в полной мере не учитывает существенные изменения химических (биохимических) и психоактивных свойств веществ, которые, как правило, наблюдаются при “формальном замещении” одного или нескольких атомов.
Для наглядности приведу два примера с широко известными веществами (этиловым спиртом и уксусной кислотой). Исходя из содержания формулировки, утверждённой Правительством, этиловый спирт – С2Н5ОН является классическим производным метилового спирта – СН3ОН у которого один атом водорода “формально” замещён на метильную группу -(СН3). Второй пример: фторуксусная кислота – СН2FСООН, которая является производным уксусной кислоты – СН3СООН, у неё один атом водорода “формально” замещен на атом галогена – фтора. Не вдаваясь в подробности, приведу биохимические свойства этих веществ. Общеизвестно, что и этиловый спирт, и уксусная кислота это вещества, активно применяемые и в пищевой промышленности, и в медицине. Человечество их производит и потребляет тоннами. А что же метиловый спирт и фторуксусная кислота? Эти вещества крайне опасны и являются смертельно ядовитыми для человека, даже в малых концентрациях. То есть “формальное замещение” не гарантирует схожесть биохимических свойств “вещества оригинала” и его “производного”. Для того, что бы доказать, что вещества обладают аналогичными психоактивными и физико-химическими свойствами, как того требует действующий закон “О наркотических средствах и психотропных веществах”, на самом деле, необходимо определять не “производное” вещества первоисточника, а “аналог наркотического средства, психотропного вещества”.
“Бухгалтерский подход” в диагностике производных и сами “производные” придуманы государственными экспертами исключительно для реализации своих узковедомственных и корыстных целей “криминализировать оборот всех средств и веществ, оказывающих психоактивное действие на организм человека“.
Ярким подтверждением этому является статья авторов Сыромятникова С.В. и Сарычева И.И. “Производные наркотических средств и психотропных веществ”1. Кстати сказать, генерал-майор Сыромятников С.В., работает заместителем руководителя Департамента ФСКН России – начальником Экспертно-криминалистического управления, а полковник Сарычев И.И. является его заместителем.
В указанной статье анализируются подходы к определению “нового” вида контролируемых веществ – производных наркотических средств и психотропных веществ, обосновывается необходимость внесения изменений в российское законодательство, активно пропагандируется идея отказа от “аналогов наркотических средств и психотропных веществ” и их замена на “производные”.
Ключевые выдержки из этой программной статьи требуют особого внимания, приведу их полностью (комментарий к ним не требуется): “…Необходимо отметить, что ранее в соответствии с рекомендациями Постоянного комитета по контролю наркотиков (ПККН) вещество могло быть отнесено к наркотическому средству или психотропному веществу, только если оно удовлетворяло 12 признакам (в основном социально-психологическим).
Отметим, что практика включения веществ в Списки подконтрольных за последние несколько лет не имеет известных фактов документального подтверждения проведенных в России исследований по установлению наличия у них психоактивных свойств.
В настоящее время проведение исследований по установлению наркотической активности веществ входит в компетенцию наркологических и химико-токсикологических подразделений Минздравсоцразвития России. По своему объему они весьма продолжительны и, как правило, требуют достаточно больших финансовых затрат, исчисляемых в сотнях тысяч рублей.
Таким образом, процедура отнесения веществ к аналогам наркотических средств, основанная на определении сходств не только химического строения, но и психоактивных свойств, является весьма громоздкой, дорогостоящей и фактически нереализуемой на практике.

Вместе с тем отдельные факты положительной судебной практики в отношении аналогов, имеющейся в органах наркоконтроля, не носят принципиального и системного характера…
Таким образом, в целях нормативного закрепления понятия “производные наркотических средств и психотропных веществ”, обусловленного принятием Постановления Правительства Российской Федерации от 30 октября 2010 г. N 882, а также в связи с необходимостью осуществления мер превентивного характера по ограничению оборота психоактивных веществ, необходимо разработать проект федерального закона о внесении изменений в Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ “О наркотических средствах и психотропных веществах”,предусматривающий замену понятия “аналоги наркотических средств и психотропных веществ” на понятие “производные наркотических средств и психотропных веществ”.
Учитывая, что некоторые наркотические средства и психотропные вещества являются производными более простых по строению наркотических средств и психотропных веществ, предлагаемые изменения позволят криминализировать оборот всех средств и веществ, оказывающих психоактивное действие на организм человека, что представляется гораздо более эффективным и менее затратным по сравнению с разработкой механизма отнесения индивидуальных веществ к аналогам
“.
Один из тезисов этой статьи ” … необходимо, на наш взгляд, нормативно закрепить понятие “производные наркотических средств и психотропных веществ” в Федеральном законе от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ “О наркотических средствах и психотропных веществах” или в Постановлении Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681 “Об утверждении Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации” в целях исключения вольных трактовок понятия производных некоторыми участниками уголовного процесса” воплотился в жизнь и реализован постановлением Правительства №1178.
Что дальше? Криминализация алкоголя, табака, кофе, энергетических напитков и лекарственных средств? Очень похоже на то, что “наркотическая полиция” не намерена останавливаться на криминализации зёрен мака, “корвалола” и “веселящего газа”, а жаждет вернуть себе права контроля легального бизнеса, который “весьма успешно” (с выгодой для себя) курировала под вывеской налоговой полиции.
Есть ли от этих изменений прок в борьбе с наркотиками? Думаю, что нет. Полной ясности с “производными” как не было, так и нет. Суды, как указано в определении Конституционного суда РФ от 8 февраля 2007 года № 290-О-П: “…при разрешении … уголовных дел… должны учитывать количество, свойства, степень воздействия на организм человека того или иного наркотического средства, а также другие обстоятельства конкретного уголовного дела…”, а не то сколько атомов водорода и на какие именно, замещены в контролируемом веществе. Для реализации этого положения необходимо устанавливать не “производные”, а “аналоги” наркотических средств и психотропных веществ.
Что касается граждан и организаций, делающих бизнес на психоактивных веществах, то они, как ориентировались на конкретные названия контролируемых веществ, так и будут это делать. При отсутствии в стране химической промышленности и массовом сокращении химических и технологических вузов, химиков в стране скоро не останется и спросить про валентности будет не у кого. Де-факто существовавшая, до принятия постановления Правительства практика, отнесения веществ к “производным” не останавливала ни распространителей “производных”, ни их потребителей. Думаю, что и в обозримом будущем ситуация кардинально не изменится. Как писал Крылов: ” Да только воз и ныне там”.
Проще и эффективнее все, представляющие опасность для здоровья населения психоактивные вещества, оперативно включать в перечни контролируемых веществ и доводить сведения, об их опасности до потенциальных потребителей. Проку от этого будет гораздо больше.

С уважением к читателям,

Эксперт Бюро независимой экспертизы “Версия”
кандидат химических наук

Гладышев Д.Ю.

————————————————————–
1Сыромятников С.В., Сарычев И.И. Производные наркотических средств и психотропных веществ // Наркоконтроль. 2011. № 2. С. 21 – 25