Тел.: (499) 268-81-73
20.03.2016
Рамзан и Коран: глава Чечни горяч, но иногда справедлив

Рамзан Кадыров как активный блогер часто своими сообщениями дает повод общественности для негодования. То о пользе многоженства расскажет, то о неприкосновенности чеченской территории для федеральных силовиков. Вот и намедни взбудоражил информпространство: уважаемых людей — прокурора и судью — назвал «шайтанами» и «провокаторами». «Что позволяет себе этот глава республики?» — вскинулись СМИ и политологи.

b17961462_2926222

А позволил себе Рамзан Кадыров усомниться в правильности решения, вынесенного судьей Южно-Сахалинского суда Натальей Перченко по иску прокурора Билобровца о признании экстремистской книги «Мольба к Богу: ее значение и место в исламе». И перед тем как дать «нелицеприятную оценку» данным юристам, глава Чечни подробно в этом же посте изложил суть своих претензий: «Поводом» для признания экстремистской явились «Аль-Фатиха» и другие суры Корана. В частности, «экстремистскими» называются цитаты из Корана: «Тебе мы поклоняемся и Тебя молим о помощи» («Аль-Фатиха»), «Не взывайте же ни к кому наряду с Аллахом» («Аль-Джинн»). Хочу напомнить прокурору и судье, что с «Аль-Фатиха» начинаются все молитвы и действия полутора миллиардов мусульман в мире. Они читают ее десятки миллиардов раз в сутки, совершая обязательные и поощряемые молитвы. Судья считает их всех экстремистами?» То есть судья признал экстремистскими высказывания из Корана, а Рамзан, как человек верующий, сын Ахмата-хаджи Кадырова, за священную книгу мусульман вступился. Эмоционально и несдержанно, как всегда, по-хамски даже. Но по сути-то он прав.

Из его поста следует, что вступился он не только за Коран, но и за стабильность и спокойствие России: «Следующим моим шагом будет требование о признании этого решения носящим экстремистский характер, умышленно направленным на подрыв стабильности в России. Авторы не могли не знать, что их действия спровоцируют миллионные акции протеста в России и за рубежом, приведут к изоляции страны от исламского мира».

Может, Кадыров все же опять перегнул палку и решение судьи из города на самом краю России не столь разрушительно по своим последствиям? В Совете муфтиев России так не считают. Вот что рассказал «МК» Рушан Аббясов, первый заместитель председателя Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман РФ: «К сожалению, данный случай далеко не первый. Мы уже устали от такого произвола. 1,5–2 года тому назад уже пытались запретить перевод священного Корана, а в решении было сказано — сжечь один экземпляр. Отмечу, что книга была на арабском языке. Получается, должны были уничтожить оригинал книги. Тогда наш духовный лидер, муфтий шейх Равиль Гайнутдинов, обращался с открытым письмом к президенту. В итоге вышестоящая судебная инстанция, приняв нашу апелляцию, признала решение районного суда недействительным. Был случай, когда транспортная прокуратура Новосибирска приняла подобное решение. Мне казалось, что транспортная прокуратура должна заниматься транспортом, а не религией. Как сказал муфтий шейх Равиль Гайнутдинов, такой фестиваль районных судов продолжается на протяжении последних 10–15 лет. В разных регионах нашей страны совершенно необоснованно пытаются запрещать классическую исламскую литературу и труды наших современных богословов. Эта ситуация в какой-то мере радикализует нашу молодежь. Специальные вербовщики из-за рубежа навязывают молодежи то, что им необходимо. Когда же молодые люди видят воочию, что в России запрещают книги, не разобравшись в ситуации, они по-своему решают эти вопросы».

Почему такое творится в российских судах, «МК» рассказал судебный эксперт Дмитрий Гладышев:

— У нас судебная система не умеет разбирать и расследовать такие случаи. Проблемы возникают с самого начала, когда выбирают экспертов для анализа литературы на экстремизм. У нас в УПК написано, что экспертом является человек, обладающий специальными познаниями в науке, технике, искусстве и ремесле. Но в данном случае предметом исследования является религия. И к анализу нужно привлекать не экспертов, а ученых со знаниями в религиоведении. Если посмотреть экспертизу по этому делу, то там людей, которые изучали Коран, просто нет. И получается, что заключение пишет дилетант, который выхватывает из текста определенные фразы и дает им свою личную оценку. Далее это заключение начинают оценивать следователи, прокуроры и судьи, которые опять же являются профессиональными юристами, но никакого отношения к религии не имеют. Получается, что они нормальную оценку заключению дать не могут, потому что просто не обладают специальными знаниями. Мы сейчас видим реакцию правоохранительной системы, которая абсолютно беспомощна. Они говорят: «Нам сказал эксперт». Но извините, решения-то принимаете вы. И здесь виден перекос нашей судебной системы, которая со стороны обвинения принимает все, а со стороны защиты не рассматривает ничего.

По мнению Дмитрия Гладышева, для объективного рассмотрения подобных вопросов нужно создавать отдельный суд. «У нас же есть военный суд, который рассматривает специальные вопросы. И здесь нужно назначать специальный суд, который будет рассматривать подобные споры. В нем должны принимать участие люди, которые будут представлять интересы конфессий. И еще надо понять, что все основные догматические книги наших религий — Библия, Коран и другие — священны и общеприняты. И, на мой взгляд, их трактовка в суде вообще недопустима».

В данный момент апелляция на решение Южно-Сахалинского суда подготовлена Советом муфтиев России, Рамзан Кадыров помогает экспертами. А дальше уже дело суда и государства, услышат они озабоченность мусульман или нет. А что озабоченность эта уже «на грани» — как раз и свидетельствует эмоциональная вспышка Кадырова. Рамзан, конечно, горяч. И, обозвав «шайтанами» судью и прокурора, сам наговорил на уголовное или административное дело. Но он — как сигнальный дымок, начинает коптить там, где скоро может полыхнуть.

Специально для «МК» ситуацию вокруг запрета книги «Мольба (дуа) к Богу…» прокомментировал муфтий Республики Северная Осетия — Алания Хаджимурат-хаджи Гацалов.

— Книга «Мольба (дуа) к Богу: ее назначение и место в исламе» — это очень известная книга. Любая мольба к Богу, если человек религиозный, несет благо всем. В этой книге помещены аяты из Корана с комментариями к ним. Помимо прочего там содержится сура «Аль-Фатиха» (открывающая книгу) — это первая сура Корана, основа основ в Коране. В ней говорится, что мы поклоняемся одному Богу и чтобы он простил нас. Именно эти цитаты — «Тебе мы поклоняемся и Тебя молим о помощи» (сура «Аль-Фатиха») и «Не взывайте же ни к кому наряду с Аллахом» (сура «Аль-Джинн») — признаны экстремистскими. Теперь книга должна быть внесена в список экстремистской литературы, и все, у кого она будет находиться на дому, — а это миллионы и десятки миллионов человек — будут считаться экстремистами. И человек несведущий, посторонний будет думать про мусульман: эти люди — экстремисты, если они читают такую литературу.

Вообще запрет книг — это симптом болезни общества. Не может грамотный культурный человек принять такое решение. Я, например, знаю, что несколько лет назад одним решением суда более 20 книг были признаны экстремистскими. Экспертом была учительница начальных классов, без всякого религиозного образования. Вот уровень экспертов. Это очень опасно для нашей большой многонациональной и многоконфессиональной страны. Если бы это решение имело под собой хоть какую-то серьезную основу — никто бы не возмущался. Было запрещено много книг Хизбут Тахрира — никто слова не сказал… Но запрещать книги, по которым люди живут 14 веков, — это глупо. Когда невежда выносит решение, не понимая сути текста, о котором он выносит решение, и не понимая, что оно за собой влечет, — это представляет угрозу государственной безопасности. Особенно в наше время, когда нас раскачивают извне и стараются расколоть наше общество. Так что Кадыров абсолютно прав.