Тел.: (499) 268-81-73
13.04.2016
Судебно-химическая экспертиза — краеугольный камень научной основы всех уголовных дел по наркотикам

 

Аннотация

Н.П. Ведищев и Д.Ю. Гладышев рассматривают наиболее актуальный вопрос правоприменитель­ной практики при расследовании уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств и пси­хотропных веществ: проведение химической экспертизы и использование ее результатов. Нередко воз­никают трудности при решении вопросов, связанных с использованием данной экспертизы, и авторы в статье показывают существующие проблемы и дают рекомендации по устранению этих коллизий.

Ответственность за незаконный оборот наркотиче­ских средств, психотропных веществ и их прекурсоров регламентирована уголовным (ст. 228-231 УК РФ) и ад­министративным (ст. 6.8, 6.9, 6.13 КоАП РФ) законодательством Российской Федерации.

Из диспозиций указанных статей следует, что для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое) их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или перера­ботки, а так же для установления принадлежности ра­стений к культурам, содержащим наркотические вещества, требуются специальные знания и суды для принятия ре­шений должны располагать соответствующими за­ключениями экспертов или специалистов. Разъяснения на сей счет содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующим:’ ядовитыми веществами».

Расширенная формулировка дана в определении Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. Лк 29*- О-П: «Суды общей юрисдикции при разрешении ловных дел… должны учитывать количество, свойства степень воздействия на организм человека того или ино­го наркотического средства, а также другие обстоя­тельства конкретного уголовного дела…» (аналогичная формулировка содержалась также в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 2 и от 27 мая 1998 г. № 9).

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

В Федеральном законе от 8 января 1998 г. № З-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» в ст. 1 «Основные понятия» содержатся следующие опре­деления: — наркотические средства — вещества синтетиче­ского или естественного происхождения, препараты, включенные в Перечень наркотических средств, психот­ропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контро­лю в Российской Федерации, в соответствии с законода­тельством Российской Федерации, международными до­говорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г.;

  • психотропные вещества — вещества синтетиче­ского или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотиче­ских средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соот­ветствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 г.;
  • препарат — смесь веществ в любом физическом со­стоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ либо один или не­сколько прекурсоров, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации;
  • аналоги наркотических средств и психотропных ве- ществ — запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, под­лежащих контролю в Российской Федерации, химиче­ская структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие кото­рых они воспроизводят.

В статье 2 этого же Закона, имеющей название Перечень наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», указано: «Наркотические сред­ства, психотропные вещества и их прекурсоры, подле­жащие контролю в Российской Федерации, включаются в Перечень наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (далее — Перечень), и в зависи­мости от применяемых государством мер контроля вно­сятся в следующие списки:

  • Список наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее —- Список I), за исключе­нием случаев, предусмотренных пунктами 1 и 5 статьи 14 настоящего Федерального закона;
  • Список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации огра­ничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список II);
  • Список психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в со­ответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (далее — Список III);
  • Список прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодатель­ством Российской Федерации и международными дого­ворами Российской Федерации (далее — Список IV), включающий:

таблицу прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются особые меры контроля (далее — Таблица I);

таблицу прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются общие меры контроля (далее — Таблица II);

таблицу прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допус­кается исключение некоторых мер контроля (далее — Таблица III)».

В Перечне наркотических средств, психотропных ве­ществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. № 681, в Списке нар­котических средств, психотропных веществ и их пре­курсоров, оборот которых в Российской Федерации за­прещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список I), содержится позиция, в соответ­ствии с которой к таковым отнесены «все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их количества». В примечании к Перечню указано: «Контроль рас­пространяется на препараты, содержащие наркотические средства и психотропные вещества, указанные в настоя­щем перечне, независимо от их количества и наличия нейтральных компонентов (вода, крахмал, сахар, бикар­бонат натрия, тальк и т.п.). В отношении комбинированных лекарственных пре­паратов, содержащих, кроме основного контролируемо­го вещества, другие фармакологически активные компо­ненты, контроль устанавливается в индивидуальном по­рядке путем включения данного комбинированного лекарственного препарата в соответствующий список на­стоящего перечня…».

Размеры наркотических средств и психотропных ве­ществ для целей ст. 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ утверждены постановлением Правительства РФ от 1 ок­тября 2012 г. № 1002. Оно для смесей, содержащих «хотя бы одно наркотическое средство или психотроп­ное вещество, перечисленное в Списке I независимо от их содержания в смеси» определяется как «значи­тельный, крупный и особо крупный размеры, приме­няемые для наркотического средства или психотроп­ного вещества Списка I, для которого установлены бо­лее строгие меры контроля».

Итак, действующее федеральное законодательство обес­печивает контроль оборота следующих видов веществ:

  • наркотических средств, психотропных веществ;
  • аналогов наркотических средств и психотропных веществ;
  • препаратов, содержащих наркотические средства, психотропные вещества;
  • прекурсоров;
  • ядовитых и сильнодействующих веществ.

При этом одни вещества запрещены к обороту, другие ограничены в обороте. Законом предусмотрены разные ви­ды ответственности за незаконный оборот контролируе­мых веществ, они прямо связанны с видом (природой) вещества и его количеством — размером (массой). С чи­стыми веществами все ясно, если эксперт правильно определил состав исследуемого вещества и его массу, то сравнение со списком контролируемых веществ и таб­лицей размеров позволит юристу принять правильное и справедливое решение. Закон будет соблюден.

Гораздо сложнее обстоит дело со смесями веществ (препаратами). Для правильной юридической квалифи­кации при обороте таких объектов необходимо знать пол­ный качественный химический состав смеси и размер контролируемого законом вещества.

Рассмотрим, каким образом регулируется производство экспертизы наркотических средств и психотропных веществ. В Федеральном законе от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в ст. 2 «Задача государственной судебно-экспертной деятельности» установлено: «Задачей государственной судебно-экспертной деятельности яв­ляется оказание содействия судам, судьям, органам до­знания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопро­сов, требующих специальных знаний в области науки, тех­ники, искусства или ремесла».

Далее в ст. 3 «Правовая основа государственной су­дебно-экспертной деятельности» указано: «Правовой ос­новой государственной судебно-экспертной деятельности являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, Гражданский процессуальный ко­декс Российской Федерации, Арбитражный процессу­альный кодекс Российской Федерации, Уголовно-про­цессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правона­рушениях, законодательство Российской Федерации о таможенном деле, Налоговый кодекс Российской Федерации, законодательство Российской Федерации о здравоохранении, другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов ис­полнительной власти, регулирующие организацию и про­изводство судебной экспертизы».

Принципы государственной судебно-экспертной деятельности перечислены в ст. 4 Закона: «Государст­венная судебно-экспертная деятельность основывает­ся на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, все­сторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники».

Принципу законности уделено особое внимание. Так, в ст. 5 рассматриваемого Закона «Соблюдение законности при осуществлении государственной судебно-эксперт­ной» указано: «Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при условии точного испол­нения требований Конституции Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, составляющих пра­вовую основу этой деятельности. Нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности недо­пустимо и влечет за собой ответственность, установ­ленную законодательством Российской Федерации».

В статье 8 этого же Закона «Объективность, всесто­ронность и полнота исследований» установлено: «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

Обязанности руководителя государственного судебно­экспертного учреждения, определены одноименной ст. 14 Закона, которая устанавливает:

«Руководитель обязан:

по получении постановления или определения о на­значении судебной экспертизы поручить ее производ­ство конкретному эксперту или комиссии экспертов дан­ного учреждения, которые обладают специальными зна­ниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы;

разъяснить эксперту или комиссии экспертов их обя­занности и права;

по поручению органа или лица, назначивших судеб­ную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной от­ветственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

обеспечить контроль за соблюдением сроков про­изводства судебных экспертиз с учетом дат, установлен­ных судами при назначении судебных экспертиз, полно­той и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта;

по окончании исследований направить заключение эксперта, объекты исследований и материалы дела в ор­ган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

обеспечить условия, необходимые для сохранения конфиденциальности исследований и их результатов;

не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, со­ставляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

Руководитепь обязан обеспечить условия, необходимые для проведения исследований:

наличие оборудования, приборов, материалов и средств информационного обеспечения;

соблюдение правил техники безопасности и про­изводственной санитарии;

сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.

Руководитель не вправе:

истребовать без постановления или определения о назначении судебной экспертизы объекты исследований и материалы дела, необходимые для производства су­дебной экспертизы»;

самостоятельно без согласования с органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, привлекать к ее производству лиц, не работающих в данном учреждении;

давать эксперту указания, предрешающие содержа­ние выводов по конкретной судебной экспертизе». Обязанности эксперта регламентированы в ст, 16: «Эксперт обязан:

принять к производству порученную ему руководи­телем соответствующего государственного судебно-экс­пертного учреждения судебную экспертизу;

провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объ­ективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную

экспертизу если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для прове­дения исследований и дачи заключения и эксперту отказа­но в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы;

не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том чис­ле сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую за­коном тайну;

обеспечить сохранность представленных объектов ис­следований и материалов дела.

Эксперт также исполняет обязанности, предусмот­ренные соответствующим процессуальным законода­тельством.

Эксперт не вправе:

принимать поручения о производстве судебной экс­пертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного су­дебно-экспертного учреждения;

осуществлять судебно-экспертную деятельность в ка­честве негосударственного эксперта;

вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит иод сомнение его незаинтересованность в исходе дела;

самостоятельно собирать материалы для производ­ства судебной экспертизы;

сообщать кому-либо о результатах судебной экспер­тизы, за исключением органа или лица, ее назначивших;

уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

Эксперт или государственное судебно-экспертное уч­реждение не вправе отказаться от производства пору­ченной им судебной экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить опла­ту назначенной экспертизы до ее проведения».

Рассмотрим, как в точным соответствии с законом, объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесто­ронне и в полном объеме эксперт должен выполнить по­рученную ему судебную экспертизу смеси веществ, со­держащих наркотическое средство (психотропное веще­ство) для того, чтобы суд в соответствии действующим законодательством принял законное и справедливое решение.

Предположим, что объектом судебной экспертизы яв­ляется один из самых распространенных наркотиков – героин.

Итак, наркотическое вещество изъято из оборота пра­воохранительным органом и требуется его экспертиза.

На разрешение судебной экспертизы следователем поставлен вопрос; «Является ли вещество, представлен­ное на экспертизу наркотическим средством (психот­ропным веществом) и каково его количество?».

Что именно следует сделать эксперту-химику при вы­полнении судебной экспертизы? Из экспертной практи­ки хорошо известно: то, что называется «уличным ге­роином» на самом деле — не чистое вещество, а смесь, содержащая героин (диацетилморфин), 6-моноацетил- морфин и ацетилкодеин, а также значительное количе­ство различных, «не наркотических» наполнителей. Это подробно разъяснено Методическими рекомендациями «Криминалистическое исследование героина» (утвер­ждены Постоянным комитетом по контролю наркотиков (протокол от 9 июня 2004 г. № 3/92-2004), одобрены и ре­комендованы к опубликованию Методическим и Редакционно-издательским советами ЭКЦ МВД России): «…Источником получения героина является опий — свернувшийся млечный сок растения мак снотворный (Papaver somniferum L). В процессе переработки опий очищают от балластных веществ и получают продукт с высоким со­держанием морфина. Этот продукт затем ацетилируют до героина.

Таким образом, «уличный героин» может содержать в своем составе примеси, которые обусловлены исходным сырьем и способом его приготовления (такие как папа­верин, наркотин, кодеин, морфин, б-моноацетилморфын,    3-моноацетилморфин, ацетилкодеин и т.д.). Кроме то­го, «уличный героин», как правило, содержит и специально вносимые добавки и наполнители (до 10-16 наименова­ний одновременно). Это могут быть: фармакологически
активные вещества (фенобарбитал, кофеин, дифенгид- рамин (димедрол), фенацетин, анальгин, новокаин, ли- докаин, аспирин, антипирин, амидопирин, диазепам, ане­стезин, никотинамид, фенолфталеин, стрихнин, хинин, хлорохин, аскорбиновая, салициловая, бензойная, фта- левая, борная кислоты и т.д.); другие наркотические средства и психотропные вещества (метаквалон, оксико- дон, кокаин и проч.); всевозможные нейтральные добавки- наполнители (глюкоза, лактоза, фруктоза, сахароза, ман- нитол, крахмал, мука, хлорид натрия, карбонат кальция, сульфат бария, аморфная окись кремния и др.). В образцах «уличного героина» можно также обнаружить вещества, попавшие в него из окружающей среды (например, раз­личные пластификаторы, пестициды и др.). Содержание героина может составлять от 1-2 до 95-98%…».

В соответствии с законом для ответа на поставленный во­прос эксперт-химик, которому поручено выполнение экспертизы, прежде всего, обязан определить полный химиче­ский состав всех компонентов, составляющих его основу

После определения качественного химического со­става исследуемого вещества, при наличии в нем контролируемых веществ, эксперт должен определить раз­мер контролируемого наркотического средства (психотропного вещества) или их аналога.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «государствен­ные судебно-экспертные учреждения одного и того же профиля осуществляют деятельность по организации и производству судебной экспертизы на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, про­фессиональной подготовке и специализации экспертов».

Единый научно-методический подход — совокупность специальных методик исследования, разработанных, согласованных и утвержденных научно-методическими под­разделениями государственных судебно-экспертных учреждений. В своем подавляющем большинстве эти узко­специализированные методики содержат описание единого порядка исследования объектов экспертизы и практиче­ские рекомендации по интерпретации полученных результатов исследования и оформлению заключений экспертов.

В соответствии с единым научно-методическим подходом:

  • от каждого представленного на экспертизу вещества экспертом должна быть отобрана представительная проба;
  • у всех исследуемых объектов должна быть опре­делена влажность, наличие или отсутствие посторонних примесей (все это влияет на правильность и точность определения количества наркотического средства);
  • в заключении эксперта должны содержаться све­дения о государственной поверке используемого экспер­том измерительного оборудования;
  • в заключении должны быть приведены утвер­жденные методические указания, ведомственные ин­струкции, ГОСТы и другие стандарты, по которым про­водится исследование. Если экспертом применяется оригинальная методика, неутвержденная в установленном порядке, то необходимо дать на нее литературную ссыл­ку или привести ее полное описание;
  • при выполнении экспертизы все произведенные с веществами манипуляции должны быть подробнейшим образом описаны;
  • заключение эксперта должно содержать общепри­нятые научные и практические данные: расчеты, результаты анализов в виде численных значений измеряемых ве­личин, графики, оригинальные спектры, хроматограм­мы, рентгенограммы и иные оригинальные изображения результатов физико-химических экспериментов;
  • выводы эксперта должны быть научно обоснован­ными и мотивированными, содержать полные и правди­вые ответы на поставленные вопросы.

Именно такой алгоритм исследования веществ не­известной природы необходимо соблюдать и применять для правильной, законной диагностики наркотического средства (психотропного вещества) и определения его размера, чтобы заключение эксперта в полной мере со­ответствовало требованиям Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Удивительно, но ни одна из действующих общепри­нятых методик исследования наркотических средств и психотропных веществ не содержит научно-практиче­ских рекомендации по определению их размеров. Более то­го, одна из самых известных методик «Определение ви­да наркотических средств, получаемых из конопли и ма­ка» (под ред. Э.А. Бабаяна. ЭКЦ МВД РФ, РФЦСЭ, МЮ РФ. — М, 1995), откровенно дезориентирует экс­пертов относительно ненужности определения размеров наркотических средств. В ней указывается: «.. .квалифи­кация размеров (небольших или крупных) наркотиче­ского средства является функцией следственных органов и суда и выходит за пределы компетенции экспертов. Оценка осуществляется следователем или судом на основе оценки всех обстоятельств уголовного дела и с учетом рекомендаций по этому вопросу, изложенных в приложении к протоколу № 16 от 19 декабря 1990 г. заседания Постоянного комитета по контролю наркотиков. Поэтому, если на разрешение экспертизы поставлен такой вопрос, эксперт обязан указать, что квалификация разме­ров наркотического средства не входит в его компетенцию». Вопреки цитируемой методике, в постановлении Пленума от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» Верховный Суд РФ прямо ука­зал, что размер наркотического средства (психотропного вещества) определяется именно экспертом. В этой связи авторы статьи считают правильным уделить особое вни­мание проблеме определения размеров наркотических средств, разобрав ее на конкретных примерах.

Принципиально важным для всех принимающих уча­стие в расследовании дел по наркотикам (следователей, прокуроров, экспертов и судей) является осмысление и уяснение того, что количество — общая масса смеси, содержащей наркотическое средство (психотропное веще­ство) и размер контролируемой Правительством РФ сме­си (препарата), в подавляющем большинстве случаев не совпадают.

Как указывалось выше, размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей ст. 228,228.1, 229 и 229.1 УК РФ, установлены и утверждены поста­новлением Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002. Рассмотрим, как в соответствии с этим постановлением определяются размеры смесей, содержащих в своем со­ставе наркотическое средство героин (диацетилморфин). Выделим несколько типовых случаев.

  1. Если в состав исследуемого объекта экспертизы входят только наркотические средства (например: героин (диацетилморфин), 6-моноацетилморфин и ацетилко­деин), включенные в перечень наркотических средств, то в соответствии с позицией Перечня наркотических средств все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, не­зависимо от их количества считаются включенными в Список I названного перечня.

Размер такой запрещенной к обороту смеси, по мне­нию авторов статьи, должен определяться общей сум­марной массой смешанных между собою наркотических веществ, так как все эти три вещества включены в пере­чень наркотических средств и на них распространяются абсолютно одинаковые меры контроля. Перед этим смесь необходимо высушить до постоянной массы (удалив вла­гу), так как размер такой смеси должен определяться как «значительный, крупный и особо крупный размеры, при­меняемые для наркотического средства или психотропного вещества Списка I, для которого установлены бо­лее строгие меры контроля».

         2.  Если в состав смеси входят наркотические средства, находящиеся под разными мерами контроля (например: героин (диацетилморфин) и d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), то в соответствии с позицией Перечня наркотических средств: «Все смеси, в состав которых входят наркоти­ческие средства и психотропные вещества данного спис­ка, независимо от их количества», представленная на экспертизу смесь веществ считается включенной в Список I названного перечня.

Размер такой смеси определяется по d-Лизергиду так как для него установлены более строгие меры контроля — «значительный размер» d-Лизергида составляет количество (массу), превышающую 0,0001 г, а для диацетилморфина аналогичный показатель составляет более 0,5 г. В этом случае размер d-Лизергида (ЛСД, ЛСД-25) должен быть определен методом газовой хроматографии и никогда не бу­дет равен общей массе вещества объекта экспертизы.

         3.  Если в состав смеси входят героин (диацетилмор­фин) и кокаин, такую смесь называют «спидболл». Один компонент этой смеси — наркотическое средство героин (диацетилморфин) включен в Список I Перечня наркотических средств. Второй компонент — наркотическое средство кокаин включено в Список II названного Перечня. В соответствии с позицией Списка I Перечня наркотических средств «Все смеси, в состав которых вхо­дят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их количества», смесь этих двух наркотических средств не может считаться включенной в Список I названного перечня, так как ко­каин не включен в данный список наркотических средств. Такая смесь (препарат), контролируется (запрещена к обороту по ее компоненту-героину) в соответствии с п. 4 ст. 2 Закона « О наркотических средствах и психотропных веществах»: в отношении препаратов предусматри­ваются меры контроля, аналогичные тем, которые уста­навливаются в отношении наркотических средств и пси­хотропных веществ, содержащихся в них.

Размер такой смеси, как следует из постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002, равен общей массе всей смеси, содержащей кокаин. В данном постановлении Правительства РФ названы четыре кон­кретных вещества, для которых применяется упрощенный порядок определения размера содержащих их смесей. Даже влажность таких смесей экспертом может не учи­тываться, так как в постановлении указано следующее: «Размеры распространяются на смеси (препараты) ука­занного наркотического средства или психотропного ве­щества». Эти вещества помечены символом. Это четыре вещества: «кокаин», «карфентанил», «тропа- кокаин» и «гаммабутыролактон». В рамках данной статьи авторы не будут критиковать приведенные правила опре­деления размеров таких запрещенных к обороту смесей, хотя в целом, с точки зрения п. 4 ст. 2 Закона «О нарко­тических средствах и психотропных веществах», счи­тают их несправедливыми.

       4.  Наиболее распространен в экспертной практике слу­чай, когда в состав исследуемого объекта экспертизы входят наркотическое средство и нейтральный компонент.

Разберем пример смеси, содержащей героин (диаце- тилморфин) и сахар. Примечательно, что в соответствии с позицией Перечня наркотических средств «Все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их ко­личества» такая смесь веществ не может считаться, включенной в Список I названного перечня, поскольку сахар не включен в данный список наркотических средств.

Такая смесь (препарат), контролируется (запрещена к обороту по ее компоненту-героину) в соответствии с п. 4 ст. 2 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» и в соответствии с п. 2 примечания к Перечню: контроль распространяется на препараты, содержа­щие наркотические средства и психотропные вещества, указанные в настоящем перечне, независимо от их ко­личества и наличия нейтральных компонентов (вода, крахмал, сахар, бикарбонат натрия, тальк и т.п.).

Размер такой запрещенной к обороту смеси опреде­ляется не общей массой смеси этих веществ, как обычно ошибочно утверждают эксперты, а как «значительный, крупный и особо крупный размеры, применяемые для наркотического средства или психотропного вещества Списка I, для которого установлены более строгие ме­ры контроля». То есть эксперт в этом случае должен ме­тодом газовой хроматографии установить содержание героина (диацетилморфина), так как для него установлены более строгие меры контроля, а сахар не учитывать, так как оборот сахара в Российской Федерации не запрещен.

Если размер такой смеси определять исходя из «общей массы», как это делает подавляющее большинство экспертов, то будет нарушено требование п. 4 ст. 2 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», который мы цитировали выше. При отождествлении масс (размеров) смеси, содержащей наркотическое средство и чистого наркотического средства (имеется в виду пример смеси, содержащей героин и сахар), меры контроля для этих двух сравниваемых веществ никогда не будут ана­логичными. Смесь при меньшем содержании (размере) наркотического средства в таком случае оказывается «бо­лее контролируемым» и «сильным наркотическим средством», нежели абсолютно чистое наркотическое средство героин.

Очевидно, что смесь, содержащая 1 г героина и 4 г са­хара (общей массой 5 г), не может быть более опасной для человека, чем чистый героин массой 1 г. Степень опасно­сти такой смеси определяется 1 г наркотического средства героина, и меры контроля для такой смеси должны быть ана­логичными, применяемым для 1 г чистого героина.

Как указывалось выше, в постановлении Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002 названы всего четыре вещества, для которых применяется «упро­щенный порядок» определения размера смесей, их со­держащих — по «общей массе». Эти вещества помечены символом (**). Наркотическое средство героин (диацетилморфин) таким символом не отмечено, соответствен­но его размеры на смеси (препараты), его содержащие не распространяются.

Как уже указывалось, смесей, содержащих наряду с контролируемыми психоактивными веществами инертные (ненаркотические) компоненты, подавляющее боль­шинство, Инертные наполнители (сахар, глюкоза и т.д.) добавляются к криминальным наркотикам, реализуемым не крупными партиями (оптом), а в рамках уличной, индивидуальной торговли. Таким образом обычно разбав­ляют несколько разовых доз, сбываемых для личного потребления. Делается это для того, чтобы обеспечить пе­редачу микроколичества психоактивного компонента, который в чистом виде составляет миллиграммы вещества и неудобен для передачи и употребления из-за больших потерь вещества (высыпается, остается в виде наслоений на упаковке, руках сбытчика и потребителя, приспособлениях, используемых наркоманами для потребления нар­котика). Именно такие смеси являются объектами боль­шинства экспертиз, выполняемых в рамках расследований уголовных дел по наркотикам. Крупные партии чистых наркотиков изымаются крайне редко.

Судебная и экспертная практика показывают, что судьи и эксперты не понимают друг друга. Судьи не осознают, что вместо полноценной экспертизы им представляется по­луфабрикат, который не может быть положен в основу выносимого судебного решения, так как не определен размер наркотика (психотропного вещества), а эксперты практи­чески поголовно убеждены, что они и не должны опреде­лять размер наркотического средства (психотропного ве­щества), считая, что это прерогатива суда.

Заблуждение экспертов в том, что все, что содержит наркотик, является наркотическим средством, не побуж­дает их выполнять исследование химического состава объекта экспертизы в полном объеме, как того требует действующее законодательство и указанные постанов­ления Правительства РФ.

Эксперты-химики, которые относят все вещество (объ­ект исследования) к наркотическому средству только по­тому, что обнаружили в его составе наркотическое сред­ство, включенное в Перечень наркотических средств (пси­хотропных веществ), действуют с нарушением сразу нескольких федеральных законов. В этом случае они своими действиями нарушают ст. 1 и 2 Закона «О нарко­тических средствах и психотропных веществах», ст. 3-5 Закона «О государственной судебно-экспертной дея­тельности в Российской Федерации».

Авторы статьи, в прошлом государственный судеб­ный эксперт и прокурорский работник, не раз и не два об­ращали внимание бывших коллег (в настоящее время возглавляющих государственные правоохранительные структуры) на существенные недостатки в части много­кратного завышения размеров наркотических средств и психотропных веществ. Но взаимопонимания в этом во­просе так и не нашли. Руководители следствия и началь­ники государственных судебно-экспертных учреждений едины во мнении, что подчиненные им сотрудники не обя­заны при проведении расследований «наркотических» преступлений устанавливать полный химический состав смесей, содержащих наркотик и определять размеры чи­стых наркотических средств (психотропных веществ). Отмеченное свидетельствует о существовании неглас­ной межведомственной позиции рассмотрения такой ка­тегории уголовных дел. Эта согласованная позиция вы­ражается в повсеместном насаждении «упрощения» про­цедуры диагностики наркотиков и многократном завышении их размеров. С ведомственных позиций логика начальников от следствия и экспертизы вполне понятна: чем больше (в граммах и килограммах) криминальных наркотиков изымается из оборота, тем выше оценка ра­боты правоохранительных ведомств. На деле наркоти­ков в изъятых веществах гораздо меньше (меньше в де­сятки и сотни раз!), таким образом, в результате «упро­щений» экспертизы теряется смысл и содержание норм права.

Только достоверно определенный качественный хи­мический состав всего вещества позволяет правильно выбрать список контролируемых веществ, а точно уста­новленная масса контролируемого вещества — определить размер контролируемого препарата.

В свою очередь, необъективная и недостоверная ин­формация о составе исследованных веществ, о размерах наркотических средств (психотропных веществ), пред­ставляемая следователям и экспертами судьям, приво­дит к массовым судебным ошибкам при вынесении обвинительных приговоров, дискредитирует судебную си­стему и правоохранительные органы Российской Федерации.

Библиография

Федеральный закон от 8 января 1998 г. № З-ФЗ «О нар­котических средствах и психотропных веществах» // СЗ РФ. 1998. №2. Ст. 219.

Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О го­сударственной судебно-экспертной деятельности в Рос­сийской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2291.

Постановление Правительства РФ от 30 июня 1998 г. № 681 (в ред. от 2 июля 2015 г.) «Об утверждении переч­ня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. № 28. Ст. 4232.

Постановление Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. № 76 (в ред. от 23 ноября 2012 г.) «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и пси­хотропных веществ, а также крупного и особо крупного раз­меров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для це­лей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. № 7. Ст. 787.

Постановление Правительства РФ от 1 октября 2012 г. № 1002 (в ред. от 2 июля 2015 г.) «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркоти­ческих средств и психотропных веществ, а также значи­тельного, крупного и особо крупного размеров для расте­ний, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих нарко­тические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1,229 и 229.1 Уголовного кодекса Россий­ской Федерации» // СЗ РФ. 2015. № 28. Ст. 4232.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психот­ропными, сильнодействующими и ядовитыми вещества­ми» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 7.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ию­ня 2006 г. № 14 (в ред. от 30 июня 2015 г.) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарко­тическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Российская газета. 2015. 10 июля. Федеральный выпуск № 6721.

Обзор судебной практики по уголовным делам о пре­ступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых ве­ществ. Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 27 ию­ня 2012 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 10.

Определение вида наркотических средств, получаемых из конопли и мака: Методические рекомендации / Соро­кин В.И. и др. / под ред. Э.А. Бабаяна. — М.: ЭКЦ МВД РФ, РФЦСЭМЮРФ, 1995.

Контактная информация об авторах: Ведищев Николай Павлович, директор адвокатской конторы № 39 «Академическая» МГКА, кандидат юридических наук;

e-mail: nikolaivedishev@yandex.ru;

Гладышев Дмитрий Юрьевич, эксперт, директор бю­ро независимой экспертизы «Версия», кандидат хими­ческих наук;

e-mail: bversia@yandex.ru.